Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

igor

Нюрнберг - Марбург

Долгое отвисание у Романны подошло к концу. Так сложилось, что мы сами научились покупать билет Kurzstreke, добираться до вокзала на двух трамваях, находить нужный поезд и даже пересаживаться с одного из них на другой. Правда, я упустил из виду тот факт, что один и тот же поезд может разделяться в пути на два совершенно разных. Поэтому нам пришлось в какой-то момент очень быстро побегать.
Но всё в итоге закончилось хорошо. В глубокой ночи мы выпали в Марбурге прямо к Грише и Лёне Певзнерам в машину и даже успели выспаться перед концертом.

Выступали мы в синагоге. Но это была совершенно другая синагога, не та, что в Вайдене (кстати, горе-горе - в Сети не существует фотографий её росписи, а она офигенна). В марбургской синагоге мы уже когда-то пели, там можно сидеть прямо на биме.

После концерта в глубокой ночи Гриша Певзнер завёл нас в Беттинину башню и оставил там и понаблюдал за реакцией.

Несколько картинок про исполнение "Гефилте Лид" в боевых синагогальных условиях.

Collapse )
igor

10 июня. Нюрнбергский гештальт

Добирались до Нюрнберга мы поездом из Франкфурта. Ехали долго в глубокую ночь. В какой-то момент рядом с нами уселся пожилой немец в костюме техасца. Он долго ворочался в креслах, ворчал что-то себе под нос, косился на нас, и, наконец, решил поспать. Для этого он снял ботинки и техасскую шляпу и задрал ноги в носках куда-то высоко на противоположные кресла. Женя в этот момент была увлечена своими воспоминаниями, которые она мне излагала, и, к счастью, не замечала нехилое амбре, исходящее от носков дойчетехассца. Соседи по вагону начали недоумённо уже оборачиваться, Женя всё продолжала щебетать, я же старался делать вид, что всё идёт по плану. Вид мой был должным образом невозмутим, Женя ничего не просекла, и нам не пришлось перебираться в другой вагон (таскать весь скарб сильно не хотелось). Немец, впрочем, в какой-то момент проснулся, буркнул своё шайсе и вывалился на один из пустых тёмных полустанков со своими носками и шляпой. "А это мы что, мимо мусорки проезжаем?" - спросила Женя, рассеянно провожая его глазами.
На вокзале нас встретили оба Бори (один из которых был Ланцберг) и как-то очень ловко доставили нас к Романне посредством машины.
Дома у Романны нам стало опять хорошо и очень спокойно. Потому что это Романна, она такая. Вокруг неё любой комплект людей немедленно превращается в семью. На балконе этого дома меня пробила ностальгия, как мы тут два года назад жили с Городилой и Королёвой, и я даже взрыднул, но виду не подал. Женя отключилась как-то мгновенно, а меня Романна усадила писать пост в конференцию насчёт дизайна берговского диска, чем я и занимался до полного своего окосения.

Увы нам с утра! Не было времени у нас даже шажок сделать в старый город. Только и оставалось, что провожать его глазами из окна трамвая да пускать горючие слюни. Зато концерт получился очень даже неплохим.
Это был домашних в доме у Димы и Инны Погребняков, в оччень некрупной комнатке. Туда, правда, набилось какое-то невозможное количество народу, так что как будто бы был аншлаг. Работали несколько вентиляторов (один свалился от усердия и побился намерть), и были открыты все окна - шёл постоянный баланс между тишиной и духотой. Несмотря на исчезающиеся размеры помещения, у нас таки была подзвучка - силами Олега. Женя сильно прониклась его искусством создавания хорошего звука в этих условиях, была на взлёте, пела во всю мощь и чувствовала себя отлично. Мне тоже понравилось, впрочем.
К концу концерта до нас добралась Анька Вишневская. Они вместе с подругой ехали на машине из Берлина в Мюнхен и завернули по дороге прихватить нас, сирых. Аньку немедленно усадили пить чай и есть штрудель, а поскольку она была не одна, то усадили и её подругу, которую звали Сузи (я всё порывался назвать её Зосей); она, правда, по-русски мало что понимала, но штрудель оценила.
Но прежде чем мы уехали с ними в далёкий Мюнхен, я затащил всю компанию на нюрнбергский фашистский стадион, где мы с 32-м два года назад пили за Победу и оглашали ночное пространство. Сейчас это заброшенные и потрескавшиеся каменные пирамиды, а много лет назад здесь маршировал вермахт, и Гитлер на личном балкончике толкал свои НЛП-шные речи (ради этого, собственно, этот стадион с трибунами и был построен). В общем, знаковое место. Меня же постигла идея спеть там что-нибудь не менее знаковое - как раз на том самом балкончике фюрера - чтоб завершить, наконец, Collapse )

То есть, фолк-дуэт "Ойфн Вег" поёт на фашистских руинах песню "Ойфн припечек брент а файерл, старенький ребе учит детишек еврейскому алфавиту..." - и все партайгеноссе вкупе с фюрером ритмично переворачиваются в своих несуществующих гробах.
Акустика, надо сказать, там офигенная. Несмотря на простор и открытый воздух, откуда она там - совершенно непонятно. Загорающие на камушках неподалёку немцы заинтересованно подсаживались поближе, цокали в восхищении, вслушивались в странный диалект.
Сей перформанс писался на два видеоносителя Борей и Борей, Олег снимал фото, а Анька с Романной просто слушали. Зося же на трибуну не полезла, а осталась на стоянке и устроила себе там дискотеку из Земфиры.