Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

igor

Ганновер - Берлин

После того, как Алька Гурьянова в Ганновере произвела нас в звание "сладеньких пупсиков", в Берлине нас приняли в берлинские авиаторы.
Жили мы там у Вероники Массольд и Лёни. И Берлина нам досталось очень мало, но это было невероятно ощутимо. Жизнь там кипит так, что это чувствуется на клеточном уровне.

Вместо фломаркта я попал на двор старьёвщиков - и это было на порядок круче. Нашёл там персонажа одного прекрасного и залип почти намертво на письмах 1928 года с польскими гербовыми марками.
А сразу после приезда Лёня нас завёл в местный музыкальный магазин - и мы сначала нацелились купить там долгожданный флексатон, но потом сломались и купили ужасно дорогую сансулу. Потому что как только мы её взяли в руки и стали исполнять "Карев Йом" под неё, все в магазине смолкли и стали нас слушать. После этого положить сансулу на прилавок обратно стало физически невозможно.

На концерте в клубе "Авиатор" народу было немного, но такой тёплый приём нам, пожалуй, ещё не доставался. После выступления мы ещё час сидели и общались в клубе (это для нас довольно редкое явление).

Collapse )

Вероника ещё записала несколько видеоотрывков концерта.
Вот парочка - традиционный хасидский нигун (который неизвестно как точно называется) и народная колыбельная "A Mol Iz Geven A Maysele".
Эта вторая - грустная. Про то, как жила была сказочка про еврейского короля. У короля была королева, у королевы - садик, в садике деревце, на деревце гнёздышко, в гнёздышке - птичка. Но король умер, королева заболела (или её отравили, сложно сказать), веточка сломалась, гнёздышко упало, птичка улетела.

Collapse )
igor

14 июня. Благословение кайзера

- Дорогой Отто, вы и в самом деле считаете, что мне следует принять этот тяжеловесный и вычурный титул? - Вильгельм поправил воротник и передёрнул плечами. Ему нравился свой старый полковой мундир, но он, кажется, уже остался в прошлом, на французских полях.
- Безусловно, мой император, - отозвался тот, кого Вильгельм назвал Отто. - Именно сейчас, когда под вашей железной рукой Пруссия стала вторым великим Рейхом, историческая необходимость диктует всей Германии этот шаг.
Вильгельм чуть заметно поморщился. Ему, старому служаке, не очень нравились цветастые эпитеты и громкие слова.
- Вы, разумеется, уже продумали какую-то возможность на случай моего отказа?
- Мой император, служить вам - честь для меня и смысл всей моей жизни! Увы, я вынужден буду уйти в отставку вместе с вашим отказом, но что станет с нашей страной после этого?
- Нет-нет, милый Отто, давайте не будем опять говорить о вашей отставке, слишком многое уже поставлено на карту. Пусть всё идёт, как идёт. Кстати, а кто там у нас сидит внизу на клумбе?
Отто посмотрел вниз и прищурился.
- Это бродячие музыканты, мой император. Поют еврейские песенки в вашу честь. Прикажете прогнать?
- Отнюдь, пусть поют. В конце концов, имею я право на небольшую культурную программу, разве не так? Пусть даже и такую странную. - Вильгельм усмехнулся. - Мы увидимся с вами вечером, Отто.
Бисмарк коротко поклонился и развеялся тенью на фоне грозовой тучи, и первый германский император сделал вслед ему неопределённый Collapse )

В Висбадене нам совершенно некуда было деться целых полдня. Мы приехали туда вместе с Борькой из Вюрцбурга на его машине, но, видимо, не очень рассчитали время и оказались сильно заранее. О том, чтобы бегать по городу по такой жаре речи не шло, мы просто попытались найти какой-нибудь парк с водоёмом, где можно было бы сидеть-лежать под сенью струй или чего-нибудь похожего. По карте добрались до висбаденского Курпарка, где и устроились под Вильгельмом Первым. Пели песни и подъедали запасы из Вюрцбурга, коих Лёня с Любой нам надавали целый мешок.
Перед концертом на полчасика заехали к устроителю - Мише Бухману, успели погладиться и отдышаться. Насмотрелись на два постоянно работающих телевизора, транслирующие русские каналы (как-то успели сильно отвыкнуть, а тут такой приятный сюрприз).
Концерт проходил в одном из классов обычной немецкой школы - естественно, во внеурочное время, когда во всём здании не было никого, кроме хозяйки Аллы. Класс, правда, располагался не очень удобно - на шестом этаже, туалет был при этом на первом. Но все пожилые люди как-то справились, и зал был полон.
Концерт оказался, мягко говоря, не самым лёгким - у нас неожиданно произошла тотальная расфокусировка, и очень много усилий пришлось потратить на простой контакт на сцене. И Борька, который героически сидел на звуке всё с той же нюрнбергской аппаратурой, удивлённо заметил, что как-то странно мы выступаем. Но, впрочем, Борька слушал эту программу не в первый раз, и многие нюансы ему были уже заметны.
На этом вечере оказалось самое большое число людей, знающих идиш, и наши песни им весьма понравились; многие подходили к нам после концерта, рассказывали, где и когда они слышали ту или иную песню, радовались, делились с нами какими-то изысканными выражениями и оборотами речи.

Украшение на одном из лестничных пролётов обычной немецкой школы. Я как-то даже дар речи потерял от восторга. Collapse )