Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

igor

11 июня. Мюнхенские черты

В далёкие-далёкие времена решили жители Мюнхена построить себе церковь. Чтоб была она с двумями куполами и чтоб называлась Фрауенкирхе. Начали было строить, только такая незадача вышла - кирпич весь кончился быстро (тогда с этим тут напряжёнка была). Ввели налог на кирпич, только и это не помогло - нечем строить и всё тут. Главный архитектор очень расстраивался, ночами не спал и всё ходил из угла в угол, пиная бессильно свои архитектурные инструменты. Соседи ему за это в колодец дохлых мышей кидали, в общем, никакой жизни не было.
Не выдержал архитектор в какой-то момент, пошёл в полночь в свою недостроенную церковь. Залез на кучу строительного мусора и топнул ногой: "Да чорт бы подрал всю это ... церковь, весь этот ... Мюнхен и соседей с их ... мышам!"
А чорт уже тут как тут - звал, мол? Страдаешь, поди, неправедно? Хошь, помогу, а?
Удивился архитектор и хотел было спрятаться в кучу строительного мусора, да сразу не вышло, а дальше уже неудобно было. Ну это... - говорит, - Типа того, ага... Кирпича бы...
Кейн фломаркт, - отвечает чорт, - Будет тебе кирпич. Только с условием: чтоб сюда в эту церковь нифига божьего света не попадало, и благодати не было, ок?
Архитектор попытался было глотнуть, но как-то неловко у него это получилось - будто он закивал.
Хехе, - сказал чорт. - Я в тебе не сомневался. Жди на рассвете, будет тебе кирпич.
И с этими словами пропал весь, разве что дохлыми мышами запахло, ну впрочем, архитектор был привычный.
Наутро проснулся архитектор - а вокруг кирхи уже народ тусуется, все вкалывают, радуются, мол, ура, нам кирпич привезли, щас как навалимся - и достроим, наконец, эту стройку века. Ну что ему делать - не гнать же всех оттуда, пусть уж достраивают, а там разберёмся.
Единственно, что успел сделать архитектор - просчитать такое место в кирхе, куда действительно божьего света не попадало и окон с витражами не видно было. А то неудобно как-то, в самом деле.
Вот достроили кирху, все отпраздновали, умаялись и спать легли. Архитектор же в полночь в кирху попёрся работу сдавать и отчитываться. Встал аккуратно в нужную точку и сказал что-то там от души. Тут и чорт нарисовался, в таком благостном виде, под человека косит, политес соблюдает.
Ну, - говорит. - Темно ли тут, гадко ли?
Носом водит, принюхивается. А ночь вроде облачная была и никакого света в ту точку, что они стояли, не попадало.
Ужос, - говорит архитектор. - Нынче же светлый день, прикинь, а тут чорт знает что творится. Никто из горожан сюда и шагу не ступит.
Но не успел чорт демонически захохотать и совершить какую-нибудь свойственную ему подлянку на радостях, как вышла на небе полная луна и пронизала весь храм сверху донизу, по всем его готическим перспективам и колоннам. И сошёл во Фрауенкирхе божий свет, и понял чорт, что его опять подставили где-то, а где, непонятно. Очень он разозлился, да как топнет ногой в том месте, где стоял.
Задрожала от такого обращения вся кирха и загудела колоколами на все лады. Чорт же завяз и прилип ногой накрепко, дёргается, а вытащить не может. Блекочет и матерится по-своему, а толку никакого. Архитектор же на него плюнул от души и домой отправился.
С утра всем миром чорта оттуда вытаскивали. Тот лишь скулил жалобно и обещал, что будет хорошим. Ну а что с ним делать - обратно в ад его уже не возьмут за такую промашку, гнать тоже бессмысленно. Оставили у себя в городе на полставки фреской работать.
А в том месте куда он ногой по кирхе бил, след остался - и с тех пор все прихожане на этот след свой ботинок Collapse )

Старинная немецкая баллада про чертей, музыка Жени Славиной (mp3, 3M) - текст
oyfnveg

02 июня. Бременские ползучие музыканты

В вольном ганзейском городе Бремене весьма сильная организация всяческой социальной поддержки для всех людей мира. Возможно, этим объясняется столь неожиданное количество мусора на улицах и привычные нашему глазу бомжи на привокзальных трамвайных остановках. Много индийцев, негров и арабов, попадаются даже контролёры.
Прямо из Универсума мы свалились в центр старого города. Он офигенный. Поэтому дальше идут одни фотографии, их много, они цветные и завлекательные.

Вот самая узкая в мире Кошачья улица, на ней находится Кошачье кафе. Раньше, говорят, сюда горожане приводили своих кошек, усаживали за столики и кормили китикэтом; а сейчас тут обычный ресторан, правда, огромное число туристов. Чтобы войти на эту улицу Collapse )

Выход из этой улицы ещё уже, хотя казалось бы, куда там ещё-то. Но Оля с Надявой Collapse )

Многие старые улочки Бремена увиты розовыми кустами, повсюду валяются розовые лепестки. Красотища там такая, что почти у всех были примерно Collapse )

Культ известной сказки братьев Гримм вылазит из каждого угла. Эти цирковые пирамидки из персонажей встречаются постоянно - высовываются из-за колонн, прячутся в нишах. У этих милых животных есть такая лёгкая странность: их ничто не интересует, кроме их самих - они погружены в вечное чтение книжек, где написано, какие они Collapse )

Но все эти раскрашенные зверюшки на самом деле являются клонами и бледными отражениями настоящих Бременских Музыкантов, которые стоят на городской площади у ратуши. У тамошнего настоящего Осла золотые ноги, поскольку надо за них ухватиться, дабы Collapse )

Лариса водила нас по городу и рассказывала про всякий его закоулок. В числе прочего она поведала нам об одном забавном и забытом обычае. Если мужику исполняется 30 лет, а он всё ещё не женат, то он отправляется к собору святого Петра на главной площади старого Бремена и начинает подметать мусор со ступеней одного из входов. Вокруг него собираются сочувствующие, и если среди них найдётся какая-нибудь девственница и поцелует его, то, значит, мужик скоро обретёт положенный женатый статус, и всё у него будет зашибись. Это был древний и славный обычай, как жаль, что теперь...
На этом месте мы увидели всё это в натуре. Лысоватый немец с большим носом ловко орудовал метлой на верхних ступенях собора, сметая с характерным звуком залежи пивных пробок. Внизу с гиканьем и видеокамерами его подбадривала тусовка. Немец мёл и ржал, девственниц не находилось.

Collapse )

Наши мелкие девки хищно раздули носы и молча ринулись целовать немца. Толпа чуть не умерла со смеху, объясняя, что, мол, вы лучше приходите лет через 10, а пока он нам Collapse )

Мака же, поняв, что романтики ей тут не светит, под шумок насобирала в пакет с нижних ступеней уже сметённые пробки, пробралась наверх и вывалила их там заново с диким грохотом. Люди уже не могли смеяться и просто стонали, держась за животы.

Выбирались из Бремена мы уже под вечер, по Свиной улице. И вот так выглядят тамошние обычные Collapse )
oyfnveg

30 мая. Линия Ганновера

В этот день наконец-то вышло солнце, запели птицы, высохли лужи, и наш зелёный цвет лица постепенно стал сменяться на более естественный. По такому поводу мы отправились в город, предводимые Алей Гурьяновой. И далее следуют только всякие картинки, поскольку всеми основными делами в этот день у нас было исключительно хлопание глазами и разевание рта на должную ширину.

Collapse )
oyfnveg

25 мая, Вдоль Кёльнской воды

Утро у нас началось с очень раннего вставания. Жене, причём, пришлось круче всего - вскочить в полпятого, чтобы успеть ко мне и далее на отправку во Внуково. Но как-то у неё это получилось. У меня - не очень. То есть я был слегка стеклянный какое-то долгое время, не могу даже точно посчитать. Дед Саша довёз нас до аэропорта, благо Внуково недалеко от Тёплого Стана. Мы сгрузились и повлеклись искать свои терминалы.
Порядки в нынешнем Внуково-2 поражают своей простотой. Таможенник российской стороны расслабленно попросил паспорт у Жени, но прежде чем он его раскрыл, в голову ему пришла какая-то особенная мысль - и он спросил: "Вы вдвоём?" - "Ну да", - ответили мы. - "А, ну тогда проходите..." Так мы прошли досмотр на границе.
В милом пузатеньком самолёте компании GermanWings нас встретил стюард, как две капли воды похожий на Гарри Поттера. Он умильно кивал нам и ни слова не понимал по-русски, впрочем, как и весь остальной персонал. Этот Гарри Поттер оказался форменным Тем-Кого-Нельзя-Называть (потому что матом). На исходе первого часа полёта он принёс нам две невкусные пиццы, сказал "я-я" и поулыбался. А через десять минут он, гад, пришёл взять с нас денег за эту пиццу, которая у меня от такого поворота вообще колом в горле встала. Ну кто ж знал, что еда у них платная? Та чудесная музыка немецкой речи, которая раздавалась в динамиках, оказывается и была его предупреждением об этом. В финале мы оказались квиты - мы попали на некоторое количество евров, а Поттер долго ползал по трюму в попытках наскрести сдачу с наших купюр.
На германской стороне я стал свидетелем особенного аттракциона: а именно, как Женя проходит таможенный и паспортный контроль в странах Шенгенского договора. Наша очередь медленно подползла к окошку, и Женя смело шагнула под око немецкого офицера, проводящего интервью. "Э-э..." - начал было он. "Сорри!" - строго сказала Женя и со значением посмотрела в его немецкие глаза. - "Вот тут у нас есть!" И протянула ему под нос наш Einladung (приглашение). Немецкий офицер захлопнул рот, прочитал бумажку и молча протянул Жене паспорт с печатью. Но наши своих не бросают: Женя не сдвинулась с места, а ткнула указующим перстом в меня, потом в бумажку и снова строго посмотрела на офицера. Немец только тяжело вздохнул...
Мы выползли в густой немецкий воздух к курительным урнам, и не прошло и пары сигарет, как нас приехал встречать Юра Пунькин на машине ("Ангел..." - шептала себе под нос Женя). Тем более, что у Юры оказался с собой термос удивительной смеси чая и кофе, пара яблок и кондиционер в машине.
И мы поехали в Кёльн - обидно было бы пропустить единственный шанс посмотреть этот город.

По набережной Рейна проходит один из главных городских променадов. Мы фланировали по нему и вертели головами. Вот некий знаменитый музей шоколада, а перед ним - статуя в изнурённой позе, символизирующая мучения совести, если жрать этот продукт в одиночку под одеялом.

Collapse )
oyfnveg

Практика первой ступени - "А майселе"

Эта несложная техника пришла к нам из тайного еврейского монастыря в Шамбале. Ею овладевают послушники-неофиты в течении первых 25 лет постижения собственного О.
Суть её очень проста: надо максимально расслабиться, ощутить своё единство с Вселенной и в правильном порядке осознать следующее.

Чакра один, "Волкндл"
Вот в небе плывёт облачко. В природе абсолютный покой, ветер не ощущается, но облачко плывёт довольно резво, его мотает в любые стороны. Какая у него форма? Форма обычного облачка, вы что, облачек не видали? Дело не в форме вовсе, она неопределённа, а в том, что облачко — то есть, то его нет. Не отвлекайтесь, поначалу это сложно, но потом будет легче; итак, облачко есть, облачка нет. Есть, нет. Есть, нет. Естьнет. Хорошо. Облачко — это чистая фикция, сказка "про белую козочку", байка, услышанная в глубоком детстве. Лабуда. Внимание... это облачко - вы!
Отдышались.

Чакра два, "Регендл"
Усложняем задачу. С неба падает дождичек. Дождичек — это уже более определённая форма и однозначное движение. К тому же это разработка тактильного восприятия — вспомните, как крупные капли летнего дождя шлёпаются на макушку. Или за шиворот. Ага. А вы передвигаетесь прыжками от подъезда к подъезду, от козырька к козырьку — лавируя под потоками, прижимаясь к стенам и стволам деревьев. Понемногу вечереет. В очередной перебежке вы замечаете, что дождя-то вроде уже и нет, переходите на обычный шаг. Сверху немедленно выливается очередная порция воды. Так он идёт или не идёт? Непонятно, на тёмном небе уже не углядеть. То капает, то не капает. Так вот, дождь — это тоже выдумка, козочка, которая рассматривает своё отражение в луже, глупая запись в жж, которая уже стёрта. Этот дождик - вы!

Чакра три, "Зангеле"
Поле до горизонта. Это просто представить: сверху — синяя половина, снизу — жёлтая. Жёлтая половина состоит из колосков, их очень много. Достаточно сосредоточиться на одном колоске. Как он выглядит, все прекрасно знают; в крайнем случае легко припомнить герб СССР. Вот такая, значит, штука там растёт, колышется и спит при этом. Баю-бай. И оттого, что она там есть, или оттого, что её там нет — ничего не меняется вообще. Вокруг точно такие же колоски, они точно так же колышутся и спят. Видят во сне белую козочку. Любой колосок может легко исчезнуть и появиться — этого абсолютно никто не заметит. Угадайте, кто этот колосок. Исчезните. Появитесь. Разница была?

Чакра четыре, "Милхеле"
Это по-настоящему сложно. Можно лишь утешать себя, что далеко не все из послушников могут пройти через это. Те же, кто и через 25 лет не смог перейти этот уровень, получают надел земли неподалёку и возможность больше не служить в монастыре понапрасну. Работаем с конкретным материальным предметом — мельницей. У каждого она своя. У кого-то — голландского типа, приземистая, с широкой двускатной крышей. У кого-то — испанская, высоченная, с плетёными лопастями. Или балканская, речная — с уютно шлёпающим колесом. Всё зависит от книжек с картинками, прочитанных в детстве. Всё то же самое, что вы уже умеете: есть мельница, нет мельницы, есть, нет. Вырвали страницу с картинкой, вклеили обратно, потеряли книгу, нашли опять ту вырванную страницу. Небывальщина, чушь, фантазия, дурацкий ромбический зрачок. Вы и есть эта мнимая мельница, лупите лопастями по несуществующему воздуху, который в книжке не нарисуешь.

Последняя чакра
Итак, есть: облачко, дождичек, колосок и мельница. Закрываем глаза. Нет — облачка, дождичка, колоска и мельницы. И самое главное — нет белой козочки! Нет её нигде, ни в этой половине вероятности, ни в той. Она тоже была чьим-то вымыслом, второго порядка.
А вы — просто чей-то мальчик. Или девочка.

Вперёд!

"А Майселе" (mp3, 1.2M)